Татьяна Егорова

Интервью

ТАНАИС
исследования, открытия, гипотезы

В 2023 году экспедицией кафедры археологии исторического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова проводились раскопки на территории прилегающей к археологическому музею-заповеднику Танаис. Возглавляла экспедицию кандидат исторических наук Татьяна Валерьевна Егорова.
Татьяна Валерьевна Егорова – преподаватель кафедры археологии исторического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова.
Татьяна Валерьевна Егорова – преподаватель кафедры археологии исторического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова. Кандидат исторических наук.
ИТОГИ СЕЗОНА 2023 ГОДА

В 2023 году экспедиция МГУ проводила раскопки за пределами границ музея-заповедника, на землях, принадлежащих частному лицу.

– Еще в 2021 году мы начали раскопки на новом участке, который продолжали исследовали и в этом сезоне. Мы очень признательны хозяину участка, Владимиру Бушуеву за такую возможность.
Участок очень интересный и выбран не случайно. В эллинистический период (2-1 века до н.э.), здесь располагался Западный пригород Танаиса. Еще в конце 90-х неподалеку, экспедицией музея-заповедника был открыт небольшой, протяженностью 15 метров, фрагмент оборонительного рва. Это лишь небольшая часть линии обороны, которая, теоретически, должна была стыковаться с оборонительными сооружениями Западного городского района. Их раскапывали наши польские коллеги до 2019 года. Но найти место соединения они так и не успели. К тому же там заканчивалась территория заповедника, и начинались частные владения. Усложняло ситуацию и то, что оборонительные сооружения не были прямыми и провести ровную линию, чтобы точно вычислить место, где они могли бы смыкались – не представлялось возможным.
Поэтому нам очень повезло, что мы смогли исследовать именно этот участок. И в этом сезоне нам удалось не просто доследовать новый отрезок рва, но и найти перемычку, по которой, предположительно, осуществлялся въезд в Западный пригород Танаиса.
Экспедиция кафедры археологии исторического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова
Мысль, о том, что эта перемычка где-то рядом, возникла уже два года назад, когда стало понятно, что слои заполнения рва залегали не стандартным образом: с понижением к центру, но и с повышением к восточному борту раскопа. В прошлом году мы ее так и не нашли. А уже в этом сезоне выяснилось, что не дошли мы до границы перемычки-моста буквально 10-20 сантиметров. Теперь ее западная граница полностью открыта. К сожалению, исследовать ее полностью не получится, поскольку дальше к востоку идет современная дорога.
Буквально в последний день экспедиции, был найден пол одного из помещений, которое относится к Западному пригороду Танаиса и датируется 2 веком до н.э.
Я считаю, что это очень хороший итог сезона – подытожила свой рассказ Татьяна Валерьевна.

Кроме того, московские археологи открыли небольшой фрагмент оборонительной стены и маленькую улочку между оборонительной стеной и постройками (усадьбами) Западного пригорода. Также была завершена расчистка средневековой постройки, найденной в прошлом году.
ДВА ТАНАИСА

Сегодня в научной среде обсуждается гипотеза о существовании двух Танаисов. Первый, более древний, который известен как Елизаветовское городище, и второй, основанный позже на новом месте, на берегу Мертвого Донца. Идея о двух Танаисах была высказана еще в середине 19 века и жива до сих пор. Татьяна Егорова взвешенно относится к этой гипотезе.

– Действительно, дискуссия о существовании двух Танаисов продолжается уже довольно долго, и периодически возобновляется. Пока, на мой взгляд, нет веских оснований полагать, что Елизаветовское городище было первым Танаисом. Что этот памятник вообще был Танаисом.
В определенный период времени на этом месте, вероятно, существовала «Большая греческая колония», о которой пишут авторы раскопок Елизаветовского городища. Обнаружены характерные постройки, а в этом году найден участок некрополя, отличный от остальной его части. Но новые данные еще нужно тщательно анализировать, поскольку материалы этой части некрополя, в данном случае, не свидетельствуют о том, что это чисто греческий период.
Мы разговаривали с руководителем экспедиции в Елизаветовке Александром Николаевичем Коваленко, ездили к нему на раскопки в этом году. Там совершенно замечательные результаты. Однако, как мне кажется, было бы интереснее искать параллели тому, что они обнаружили, в кавказских культурах, а не в средиземноморских и даже боспорских городах, потому что обряд там не совсем характерный для греческих погребений. Но я далеко не все материалы видела и не могу говорить об этом уверенно. Надеюсь, Александр Николаевич их опубликует и тогда можно будет обсуждать этот вопрос более предметно.
Кроме того, здесь, на Недвиговском городище, которое вслед за И.А. Степковским вот уже 200 лет ассоциируют с античным Танаисом, найдено множество надписей, в которых упоминаются танаиты, архонт танаитов и так далее. В Елизаветовке же таких надписей нет. Может быть такие надписи и найдут, но пока их нет.
В этой гипотезе многое не стыкуется. В том числе, и вопрос хронологии, который в качестве дополнительного аргумента обычно приводят сторонники идеи «двух Танаисов». Говорят о том, что на Елизаветовском городище самые поздние материалы датируются тем же временем, что и ранние находки в Танаисе. Но я работала с чернолаковой керамикой из обоих памятников, и могу совершенно точно сказать, что в Елизаветовке есть сосуды, которые датируются временем, когда, по мнению исследователей городища, история этого памятника завершилась. Чернолаковая керамика, датируемая серединой третьего века и третьей, а возможно и началом четвертой четверти третьего века до нашей эры, здесь точно есть. Откуда она там – это другой вопрос. Но это уже довольно сильный нахлест. Потому что в Танаисе самые ранние чернолаковые материалы, это – конец первой четверти или рубеж второй и первой четверти третьего века до нашей эры. Это говорит о том, что на Елизаветовском городище продолжали жить люди, когда Танаис уже существовал.
Наверное, мы не можем однозначно утверждать, что гипотеза не верна, поскольку оба памятника полностью не исследованы. Наверняка этот вопрос еще будет подниматься учеными.
Древняя греческая керамика. Ойнохоя, с орнаментом в стиле «западного склона».
Ойнохоя, с орнаментом в стиле «западного склона».
О ЧЕРНОЛАКОВОЙ КЕРАМИКЕ

Многие задаются вопросом, какой археологический материал вызывает наибольший интерес исследователей.

– Археологам интересен разнообразный материал. В первую очередь – датирующий. И керамика, как датирующий материал, очень высоко ценится.
Керамика хороша тем, что она имеет четкие хронологические привязки. В Танаисе качественная столовая посуда практически вся импортная. Причем – аттическая и малоазийская, если говорить о керамике чернолаковой. Датировки для некоторых типов сосудов укладываются в 10-15-20 лет. Это соизмеримо с датами клейменной амфорной тары, с нумизматическими материалами.
Чернолаковой посуды в Танаисе не так много, поскольку встречается она в слоях вторых-третьих веков до н.э., которые сильно разрушены более поздними постройками и пока недостаточно полно исследованы.
Вообще, в среднем, на греческих памятниках, чернолаковая керамика составляет 5-8 % от всей массы керамических находок (если не учитывать массовый амфорный материал). При этом ее находят и в городах, и на небольших сельских поселениях. Это сотни, а где-то и тысячи сосудов. А сколько античных поселений в Причерноморье? А сколько их в Средиземноморье? Очень сложно посчитать. На Тамани проводились такие подсчеты, и насчитали их несколько сотен. И это только на Тамани! И во все эти городки и поселения везли аттическую, т.е. сделанную в Афинах чернолаковую посуду. То есть объемы производства совершенно потрясающие.
Аттическую чернолаковую керамику находят в Испании, на северном побережье Африки, в Восточном Средиземноморье, в погребениях соседних с эллинами варварских племен. Понятно, что не только Афины ее производили, но в 5-4 веке до н.э. и в начале 3-го в до н.э., это самый массовый производитель. Колоссальные объемы. И это стандартное производство, поэтому оно очень хорошо датируется.
Этот сосуд из Танаиса интересен тем, что на нем присутствует сразу три типа орнамента. Один среднестатистический и широко распространенный в стиле «западного склона» и два типа разных орнаментальных групп. Такое сочетание изображений большая редкость.
Татьяна Егорова
Существует мнение, что в Афинах помимо мастерских, продукция которых распространялась повсеместно, в том числе, в Северное Причерноморье, работала и одна, а может и не одна мастерская, изготавливавшая чернолаковую и расписную керамику почти исключительно для нашего региона, ориентируясь на местные вкусы, на те сюжеты, которые были популярны в наших краях. Интересно, что часто сюда поставлялась керамика с браком. Например, сосуды с некачественным обжигом или немного деформированные. Вероятно, ее продавали подешевле.
Из чернолаковой керамики, найденной в Танаисе, я бы выделила один сосуд, который можно увидеть в местном музее. Это ойнохоя, с орнаментом в стиле «западного склона». Название стиля, только на немецком языке, принадлежит Карлу Ватцингеру, который в 1901 году опубликовал такую керамику из раскопок западного склона афинского Акрополя, проводившихся в конце 19 века. Это орнамент, который наносился разбавленной глиной, иногда с добавлением белой краски, на поверхность, покрытую специальным составом. После сложного трехэтапного обжига этот состав трансформировался в блестящий слой, который мы условно и называем черным лаком.
Этот сосуд из Танаиса интересен тем, что на нем присутствует сразу три типа орнамента. Один среднестатистический и широко распространенный в стиле «западного склона» и два типа разных орнаментальных групп. Такое сочетание изображений большая редкость. В самих Афинах прямо аналогичных сосудов не встречалось. Их найдено всего несколько экземпляров в Западном и Северном Причерноморье, и один из них – в Танаисе. Что подтверждает гипотезу о том, что они могли изготавливаться в одной мастерской, отправлявшей свой товар в Причерноморье.
Наш сосуд происходит из ранних слоев, и датируется 70-ми годами III века до н.э. Удивительная находка.
На самом деле Танаис – интереснейший, сложный памятник, который требует глубочайшего изучения. Несомненно, археологов ждет еще немало находок, ведь большая часть городища еще не исследована, – резюмирует Татьяна Валерьевна Егорова.